г. Алматы, проспект Абая, д. 15, офис 10, уг. проспекта Достык

Нина Рубштейн. Гештальт-групповая жизнь

Я очень люблю группу и групповой процесс, поскольку, на мой взгляд, групповая терапия является одним из самых эффективных методов работы над межличностными и внутриличностными трудностями. В этой статье я хочу «нарисовать картинку» групповой жизни, так, как это вижу я, пользуясь и своим клиентским опытом, и опытом ведения групп и теоретическими знаниями, полученными из обучения и перечисленных ниже источников. Мне кажется, что этот текст может оказать хорошую поддержку начинающим ведущим.

Ценность и эффективность группы. В чем она заключается?

Для меня терапевтическая группа – это каждый раз микро-жизнь, трехчасовая модель всей жизни: каждый участник проживает эти три часа так же, как он проживает свою жизнь, с теми же особенностями, препятствиями, способами коммуникаций, способами достижения целей и удовлетворения потребностей. Именно поэтому группа для меня является кладом, в котором каждый может отыскать свое сокровище – ответ на вопросы «как я живу» и «как я не живу, а отсутствую».
Группа выполняет для каждого участника ряд функций, обеспечивающих возможность увеличения участником осознавания собственных процессов, действий, прерываний, взаимодействий с другими людьми. У Ирвина Ялома в книге «Групповая психотерапия. Теория и практика» вы найдете перечисление терапевтических  аспектов (лечебных факторов) групповой работы:

  1. Внушение надежды
  2. Универсальность
  3. Сообщение информации
  4. Альтруизм
  5. Корректирующий анализ влияния родительской семьи
  6. Развитие социализирующих техник
  7. Имитационное поведение
  8. Интерперсональное влияние
  9. Групповая сплоченность
  10. Катарсис
  11. Экзистенциальные факторы

Я приведу лишь некоторые из них (в моей интерпретации), - те, на которые, на мой взгляд, необходимо опираться в первую очередь начинающему ведущему.

  • Экспериментальное пространство группы. В нем те процессы, над которыми в жизни клиенту экспериментировать трудно или небезопасно, есть возможность изучать в группе, обнаруживать новые способы действовать. (У Ялома экспериментальное пространство описано в разделах «Развитие социализирующих техник», «Имитационное поведение», «Интерперсональное влияние»)
  • Психологическая безопасность. Атмосфера безоценочности, психологические правила безопасности группы помогают участнику актуализировать собственную систему ценностей и выработать свои собственные убеждения о себе и о мире, в противовес интроективным.
  • Поддержка в трудных переживаниях. Группа выполняет роль семьи, где каждый участник может получить поддержку даже в том случае, когда в жизни в текущий момент ему некому оказать поддержку. Эта поддержка оказывается другими участниками не только в виде сопереживания и одобрения, но и в виде конкретной помощи, информации.
  • Информирование. Диапазон вопросов, возникающих у участников группы помогает им запрашивать от ведущего самую разнообразную информацию, функция которой – снять тревогу, вызванную недостатком знаний.
  • Признание. На определенном этапе работы группы участники научаются признавать равенство себя и других в человеческих возможностях и проявлениях, осознают свое право быть уникальным и принятым другими. Здесь группа так же выполняет роль, не выполненную когда-то семьей.
  • Избавление от иллюзии «я одинок в своем горе». Огромную поддержку оказывает группа участнику, когда он узнает, что то, что он переживает знакомо и другим людям, а значит – нормально, переживаемо. Через избавление от этой иллюзии клиент лучше присваивает себе свою «нормальность» и избавляется от необходимости использовать свои трудности или особенности как экран для ответственности: «в моей жизни все так плохо потому, что я - белая ворона». Таким образом, клиент обучается регулировать свою степень ответственности за происходящее в его жизни.
  • Широчайшая палитра ценностей и точек зрения. Разность мировоззрений участников помогает конкретному клиенту  расширить видение своей жизненной ситуации и обрести более гибкую систему ценностей, подвижность в том, чтобы выбирать свое отношение к происходящему в его жизни.

Групповые мифы

И у ведущих, и у участников групп есть различные предубеждения о том, что такое группа, как она должна проходить, что в ней можно, а что нельзя, чем она плоха, а чем хороша. Коллекция мифов клиентов и ведущих, которые я насобирала, очень сильно помогает мне в работе: когда я подозреваю, что у клиента есть миф о группе, а у меня – о нем, я могу быть внимательнее к тому, что он делает, какие значения он придает происходящему, чем если бы я думала, что он открыт к происходящему и воспринимает группу непосредственно. Н. Долгополов подробно рассматривает работу с этим феноменом в статье «Использование «экспериментальных групповых норм» при гештальт-работе с «защитным полем» группы» (сборник «Российский Гештальт, выпуск 6»).

Вот популярные мифы клиентов:

  • в группе нужно выкладывать о себе все, даже если не хочется;
  • в группе необходимо уважать друг друга, даже если другой человек мне крайне неприятен;
  • группа – это место, где людей заставляют дружить и разучивают с ними «дружественные ритуалы»;
  • группа – это место, где нужно рассказывать о своих жизненных ситуациях, и ведущий (или другие участники) ответят на вопросы, которые я задам;
  • в группе все определяет ведущий – как, куда и зачем будет двигаться группа;
  • групповые правила придумываются тренерами и существуют для того, чтобы им было удобно работать;
  • если не слушаться тренера, то он может выгнать из группы;
  • в группе нужно осознавать;
  • ведущий расскажет, как правильно жить;
  • и так далее.

Эти мифы, безусловно, организованы трансфером, который участники накладывают на тренера. Вариации этого трансфера многообразны, и отсюда многообразие мифов.

Существуют так же и контртрансферентные мифы самих тренеров:

  • участники хотят осознавать свои модели поведения;
  • участники заинтересованы в групповой безопасности;
  • я должен заботиться об участниках и разруливать конфликты, чего бы мне это не стоило;
  • если вначале проговорить правила, то работа сразу пойдет как по маслу;
  • участники должны максимально раскрываться в группе;
  • групповая атмосфера должна быть максимально безопасной;
  • если в группе происходит конфликт, то в этом виноват я;
  • если участники уходят из группы, то в этом виноват я;
  • и так далее.

Реально же, групповая жизнь тем и хороша, что в ней так же, как и в реальной жизни, нет возможности предсказать события, распределить ответственность раз и навсегда и избежать трудностей. Все – как в жизни.

Групповые форматы

Гештальт-группы бывают разные. Виктория Дубинская пишет: «Группа – это больше двух. (…) Группа превращается в «организм», когда люди объединяются одной идеей и готовы работать совместно».

Вот самые распространенные структуры групповой работы.

Обычная гештальт-группа имеет ряд традиций: первый круг, «горячий» клиентский стул и сессии в кругу, завершающий круг. Задачи ведущего в такой группе: вести первый круг, делать сессии, собирать обратные связи, вести завершающий круг.

Динамическая гештальт-группа отличается тем, что «горячего стула» нет, групповая жизнь происходит в том формате, который задают участники. Задачи ведущего в такой группе: наблюдать за тем, как именно участники строят отношения, как расходуют и организуют групповое время, предъявлять свои наблюдения клиентам.

И первый, и второй вариант, который я описала, может быть структурированным, а может быть неструктурированным. Структурированная группа – это когда терапевт говорит: «А сейчас делаем то-то». В неструктурированной группе терапевт не дает заданий участникам, участники сами решают, что делать.

Тот или иной стиль ведения группы зависит, на мой взгляд, от двух главных вещей:

  • от личности и предпочтений ведущего;
  • от задач, которые ставит на данном этапе развития группы перед собой ведущий.

Внутри группы Н. Долгополов выделяет следующие сеттинги (форматы групповой работы): «общий круг», «групповое зеркало» (обратная связь группы для одного из участников), «на миру» (терапевт работает с личной темой одного из участников), «сессия в центре» (терапевт с клиентом работают на его личную тему в центре круга), «центральный круг с аквариумом», «групповой диалог» (деление группы на две команды), «микрогруппы» (двойки и тройки), «диффузный круг», «форум-микрогруппы» (статья «Эскизы к ведению гештальт-групп»).

Этапы жизни группы

Существует известная этапизация группового процесса в гештальт-группе: стадия слияния, интроективная стадия, проективная стадия, стадия сотрудничества. Н. Догополов называет следующие этапы:

  1. Стадия слияния и позитивных проекций
  2. Стадия разрушения позитивных проекций
  3. Стадия бурных взаимодействий
  4. Стадия принятия группой своей групповой реальности.

Ирвин Ялом выделяет следующие стадии:

  1. Знакомство, нерешительность, поиск смысла
  2. Конфликт, доминирование, сопротивление
  3. Развитие сплоченности.

Знание этой динамики хорошо помогает отслеживать, в каком месте мы сейчас находимся, поскольку каждой стадии соответствуют определенные групповые феномены. Я рассматриваю группу с точки зрения развития способности клиентов к близости,  диалогу, искренности, рефлексии, умения «отклеивать» свои трансферентные галлюцинации от происходящих реальных событий в группе, выработки навыков поддержки и самоподдержки. С этой точки зрения я приведу свою этапизацию группового процесса, на которую я опираюсь в групповой работе.

1. Знакомство. Задача этого этапа – помочь клиентам лучше узнать друг друга, сориентироваться в основных ценностях друг друга и занять свое место в группе. Обычно группа игнорирует этап знакомства, превращая его в формальную процедуру. Я делаю акцент в группе в этот период на том, что чувствуют участники, когда оказываются в этой обстановке, как на них влияет узнанность, знакомство. Для этого я фокусирую внимание группы на следующих вопросах:

  • чувствуете ли вы себя ближе? более знакомыми, чем раньше? если да – то что вам помогло? если нет – то что вам мешает или чего вам не хватает?
  • что для вас меняется, когда вы узнаете друг о друге какую-то информацию?
  • какую именно информацию о других вы сами хотите узнавать и для чего?
  • какую именно информацию вы сами о себе хотите сообщать и для чего?
  • что вы не хотите сообщать о себе и в связи с чем?
  • что вы не хотите слышать от других и в связи с чем?
  • с какими трудностями вы сталкиваетесь, когда расспрашиваете других или рассказываете о себе?
  • что вас останавливает узнавать что-то о других прямо или сообщать что-то о себе прямо?

Я считаю этот этап очень важным, поскольку именно в нем, на мой взгляд, кроется очень много возможностей для групповой работы. Я много раз сталкивалась с тем, что и клиенты, и тренеры часто считают этот этап обычно чем-то подготовительным, однако, на мой взгляд, в нем самом уже содержится вся информация, все ресурсы для терапии.

Отвечая на перечисленные вопросы, участники осознают:

  • как они обычно игнорируют окружающую среду и, благодаря этому, плохо ориентируются в выборе объекта удовлетворения своей потребности;
  • какие интроективные послания формируют их неразборчивость;
  • какие проекции организуют их восприятие;
  • какие конкретные неактуальные способы у них есть начинать и устанавливать отношения;
  • какую традиционную роль они обычно занимают в коллективе и почему, зачем.

2. Узнавание глубоких различий в мировоззрении, самовыражении, ценностях, восприятии окружающего и себя самих.

Обнаружение этих различий становится возможным только после того, как людям действительно удалось познакомиться, встретиться друг с другом и установить атмосферу доверия в группе. На этом этапе групповой работы уникальность каждого вызывает самые разные чувства у всех и, таким образом, удается обнаружить, с помощью придавания каких смыслов и значений индивидуальным особенностям участников, они формируют свою реакцию на эту уникальность. Продолжается работа с проекциями и интроектами, трансферами и контртрансферами участников друг на друга и на ведущих.

3. Принятие различий. Этот этап для меня самый, пожалуй, трогательный и ценный, поскольку именно в нем участники начинают относиться с уважением к своей и чужой уникальности, обучаются конфронтировать не с личностью другого, а с его моделями поведения, расширяют собственное мировоззрение о своих и чужих особенностях, правах, возможностях.

Эти этапы случаются, разумеется, не сами по себе, а благодаря фасилитации тренера, который наблюдает, обнаруживает, усиливает и предъявляет групповые процессы группе.

Групповые процессы

Групповыми процессами я называю выпуклые, выдающиеся групповые феномены, события, возникающие под влиянием внешних событий или внутренних процессов участников. Среди них можно выделить предсказуемые процессы и непредсказуемые процессы.

Предсказуемыми событиями, вызывающими групповые процессы, являются следующие:

  • начало группы
  • вход в группу новых участников
  • выход из группы участников
  • долгое отсутствие некоторых участников
  • неожиданная отмена или перенос занятий
  • конфликты между участниками
  • глубокие самораскрытия участников с предъявлением шокирующих интимных подробностей
  • изменения, происходящие в жизни участников
  • изменения в поведении участников в группе
  • последний месяц занятий в группе

Непредсказуемые события: внезапное покидание группы одним из участников, любые истерические предъявления участников, внезапные внешние события (кто-то внезапно зашел из посторонних в группу, например, или другие форс-мажорные обстоятельства), неожиданное обнаружение участниками общих знакомых, нарушение кем-то из участников правила конфиденциальности, приведшее к последствиям, которые стали известны группе.

Любые события (и предсказуемые, и непредсказуемые) являются нормальными и естественными, однако не следует их недооценивать, поскольку любое событие меняет групповую жизнь даже в том случае, если участники «не подали виду», что оно их как-то задело. Поэтому я считаю важным делать акцент в группе на обсуждении произошедшего события. На мой взгляд, если событие не было достаточно открыто обсуждено, случается утаивание «секретных» реакций и, как следствие - увеличение дистанции между участниками. Под «секретными реакциями» я здесь понимаю значение, которое озвучил Боб Резник: «Приватность – это частные события моей жизни, а секретность – это укрывание чего-то, что есть между нами».

Закрытые и открытые группы

Закрытая группа формируется один раз, в один день (или в течение трех-четырех занятий) и закрывается для входа новых участников. Преимущество такой группы – постоянное увеличение известности участников друг для друга, стабильность и безопасность групповых процессов. Такая атмосфера способствует более глубокому самораскрытию участников.

Открытая группа формируется в течение 1-4 занятий и после это срока в случае, если кто-то из группы выбывает, в группу может быть принят новый участник на место ушедшего. У этой группы тоже есть ряд преимуществ:

  • групповые процессы приближены к реальным взаимоотношениям в жизни, поскольку участники периодически меняются;
  • группа регулярно проходит через все этапы своего развития, по спирали, помогая участникам обнаружить, как изменился их способ знакомиться, узнавать друг друга и принимать различия с прошлого раза, что поддерживает участников в том, что они меняются;
  • участники лучше адаптированы к появлению новых людей, и могут применить эти навыки в жизни;
  • участники несут на себе больше осознанной ответственности за степень своего самораскрытие и хорошо обучаются регулировать его, осознанно выбирая реальные причины для сокращения или увеличения самораскрытия, или выбор способов и тактики самораскрытия
  • постоянное обновление группы помогает групповой системе развиваться, впитывая новые способы видеть мир с приходом новых участников.

Позиции группового ведущего

Я различаю позиции ведущего по степени включенности в групповое взаимодействие:

  1. Родительская позиция. Тренер заботится о том, чтобы каждому участнику хватило внимания в группе, является посредником в конфликтах участников, переводчиком между участниками в моменты взаимного непонимания.
  2. Позиция Равного. Тренер наравне с участниками делится своими наблюдениями, осознаваниями и опытом.
  3. Позиция Наблюдателя. Тренер минимально включен в групповой процесс, живет в группе  как бы «за кругом», включаясь только в случае крайней необходимости или для того, чтобы поделиться увиденной им групповой фигурой.

Я считаю, что все три позиции полезны для группового ведущего на разных этапах развития группы.

Родительская позиция уместна в начале группы и при появлении новых участников, как обеспечивающая психологическую безопасность в большей степени, чем другие позиции. Эта позиция отличается тем, что ведущий берет больше власти (и, соответственно, ответственности) за групповой процесс и управляет групповым процессом.

Позиция Равного уместна более всего при предъявлении участниками сложных интимных сведений о себе или переживаний, которые могут вызвать неоднозначные (я бы сказала, резко противоположные) реакции других участников, совершении ими поступков, которые могут вызвать осуждение других участников. Такая позиция помогает участникам с более низкой самооценкой опереться на опыт ведущего, а так же помогает снятию трансферентных ожиданий с ведущего, является наиболее поддерживающей.

Позиция Наблюдателя великолепно помогает передать ответственность за происходящее в группе самим участникам, стимулирует участников к самостоятельности и смелым выборам, более всего уместна на третьем этапе – этапе принятия различий (сотрудничества) или в очень зрелой, опытной группе.

В книге Ч. Фишмана и С. Минухина «Техники семейной терапии» я натолкнулась на весьма интересные роли семейного терапевта, которые можно использовать и групповому ведущему: тесная близость, промежуточная позиция, отстраненная позиция.

Трудности группового ведущего

Каждый ведущий переживает ряд трудностей в ведении группы, которые невозможно избежать при помощи профессионализма, знаний или опыта, эти трудности – трудности принятия решений о том,

  • какую позицию сейчас лучше занять;
  • как сохранить баланс фрустрации и поддержки;
  • на какие события обратить внимание группы в первую очередь;
  • как сохранить свою лояльность и нейтральную позицию, если участники занимаются «перетягиванием каната» - перетягиванием тренера на свою сторону или резко конфликтуют друг с другом;
  • какую интервенцию в какой момент сделать;
  • сколько, в какой момент и в каком виде предъявлять участникам своих эмоций, своего опыта и своих точек зрения.

Мой способ справляться с этими трудностями – это делиться ими с участниками, партнером и задавать себе эти вопросы. Ответ в любой момент может быть разным, но – самым доступным для тренера в этот момент.

Литература:

1. Ирвин Ялом. Групповая психотерапия. Теория и практика. //Изд-во Института Психотерапии «Апрель Пресс», М., 2006
2. Андрей Гронский. Классическая гештальт-группа.// Российский гештальт (выпуск 3) / Под ред. Н.Б. Долгополова, Р.П. Ефимкиной. - Новосибирск: Научно-практический центр психологии НГУ, 2001
3. Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство.// Изд-во «Эксмо», М., 2007
4. Нифонт Долгополов. Использование «экспериментальных групповых норм» при гештальт-работе с «защитным полем» групп//Российский Гештальт (выпуск 6), М., 2005
5. Виктория Дубинская. Работа гештальтиста с группой. //Российский Гештальт (выпуск 6), М., 2005
6. Нифонт Долгополов. Эскизы к ведению гештальт-групп//Российский Гештальт (выпуск 6), М., 2005
7. Чарльз Фишман, Сальвадор Минухин «Техники семейной терапии»//Изд-во «Класс», М., 2006